Вмешательство России в сирийский конфликт

Россия ввязалась в боевые действия в Сирии под предлогом предовращения распространения терроризма на своей территории. Но в результате целый контингент повстанцев, привыкших к боевым действиям, приближается к границам России. Решение России вмешаться в сирийский конфликт пять лет назад радикально изменило её роль на Ближнем Востоке. Она заставила региональные державы и Запад смириться с этим и предовратила свою изоляцию из-за аннексии Крыма.
 
Но сейчас пора переосмыслить результаты её военной кампании, потому что она участием в Сирии может далеко зайти. Российские власти продолжают громко заявлять о результатах военной операции в Сирии и заявляют о победе над глобальным терроризмом. Это хорошо видно из статьи министра обороны Сергея Шойгу в газете «Красная звезда», посвящённой пятилетию российской военной кампании в Сирии. В ней содержатся обычные крылатые фразы о победе над «врагом всего человечества» — ИДИЛ (запрещённой в России организацией) и рассказывается об успехах российского оружия. Но возможно ли вечно упиваться этим триумфом? Правда, именно благодаря российской дипломатической и военной помощи Дамаск сумел восстановить контроль над значительной частью своей территории.
 
Тем не менее, остаются призрачными перспективы политического урегулирования ситуации в Сирии. Астанинское трио из Ирана, России и Турции помогло ООН начать работу Конституционного комитета Сирии. Но, похоже, затянется надолго обсуждение того, как он будет работать. Уже очевидно, что конституционные реформы начнутся не раньше президентских выборов в следующем году, на которых, скорее всего, будет участвовать Башар Асад.
 
Дамаск полностью удовлетворён нынешним статус-кво и не намерен вести политический диалог. Однако без какого-либо прогресса в достижении политического урегулирования кофликта Сирия будет оставаться под западными санкциями и не получит денег на послевоенное восстановление. Скорее всего, деньги от западных и других стран на восстановление пойдут в те части Сирии, которые не находятся под контролем Асада.
 
Исходя из такого положения дел, Сирия, скорее всего, останется разделённой на три части: одна буде контролироваться правительством, другая — Турцией и её марионеточными оппозиционными силами, а третья будет контролироваться курдами и их частью оппозиции, связанной с США. Хотя эти три стороны могут заключить сделку по Идлибу или другим отдельным регионам, но Запад, скорее всего, создаст одну или даже две полуавтономные территории на подобии Иракского Курдистана.
 
Процесс реинтеграции займёт много лет. При отсутствии значительных инвестиций ситуация на подконтрольной Дамаском территории останется потенциально взрывоопасной. Даже южная территория, перешедшая под контроль правительства два года назад, уже на грани второго восстания. Более того, на неподконтрольных Дамаску территориях также нет никаких перспектив на светлое будущее. У сирийских мужчин, пешек в силовой политике внешних сил, нет другого выбора, кроме как зарабатывать на жизнь в качестве наёмных солдат сначала в Ливии, а теперь и в Азербайджане. 
 
Россия также несёт большую долю ответственности за эту ситуацию. Кремль спас Асада, но теперь стал заложником его победной эйфории и его отказа проявлять гибкость в политическом диалоге. Дамаск надеется, что сможет обойтись без западных инвестиций и что он получит достаточно денег от России и других стран, готовых с ним сотрудничать.
 
Как заявил Асад в начале сентября, Дамаск «серьёзно заинтересован в успешном инвестировании в Сирию». Об этом он сказал во время визита в Дамаск вице-премьера России Юрия Борисова и министра иностранных дел Сергея Лаврова. Москва чувствует, что не может отказаться от Асада, поэтому пытается максимально использовать сложившуюся ситуацию и делать всё возможное, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.
 
© Павел Афанасьев для  https://rospres.site

Новости