Тигр кушает кабанов, какбаны кушают орехи. Нет орехов - нет тигров!

ПРИМОРСКИЙ ОРЕХОВЫЙ БЕСПРЕДЕЛ – 14. УЛУЧШЕНИЙ НЕ ПРЕДВИДИТСЯ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ.Пишет gumenyk_85Ряд исследований указывает на то, что у регулярно употребляющих кедровые орехи людей уменьшается риск заболеть коронарной недостаточностью и сокращается концентрация холестерина в крови.В России для заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений передано в аренду 342 лесных участка общей площадью 2 млн га. Основная их площадь сосредоточена на Дальнем Востоке (Приморский край — 697 тыс. га и Хабаровский край — 312 тыс. га) и в Сибири (Томская область — 444 тыс. га, Республика Бурятия — 123 тыс. га и Иркутская область — 112 тыс. га), следует из данных Союза переработчиков дикоросов.Всероссийский фактический сбор ореха кедрового, по оценкам экспертов, составляет 40 тыс. тонн. Уникальные ресурсы приморской тайги широко востребованы в АТР. Основной потребитель шишек — Китай — мощный рынок сбыта с быстро растущим потенциалом. Правда, экспортные потоки отнюдь не цивилизованные.В том же Приморье черный рынок кедрового ореха если и не превышает, то вполне сопоставим в объемах с легальным. Ресурсы утекают в Китай, основная контрабанда идет под «левые» лицензии, когда огромные объемы дальневосточного ореха вывозятся под видом сибирского или казахского.Вывозят бесконтрольно, несмотря на огромное количество контролирующих органов, зачастую дублирующих друг друга. И самое интересное, эти органы охотно проверяют компании, работающие честно, а нарушителей в упор не замечают, даже когда в этих нарушителей пальцем тычут. Хотя приморские компании буквально засыпали обращениями о системных нарушениях и прокуратуру, и следственный комитет, и таможенное управление, и ФСБ, и полицию, и структуры РСХН, и другие компетентные органы.Такая неожиданная куриная слепота.А пока «слепыши» старательно не замечают очевидного в Китай утекают тысячи тонн кедрового ореха, окончательно подрывая и без того надорванные силы уссурийской тайги.И совсем скоро может случиться так, что даров природы ни дикому зверю не останется, ни человеку.А ведь добро на экспорт ореха в объёмах дают в краях, очень и очень далёких от мест произрастания нашего кедра. И дают его в объемах в несколько раз превышающих разрешённую его ежегодную добычу приморскими арендаторами орехово-промысловых зон (ОПЗ).При этом наши «контролеры» с чувством «глубокого удовлетворения» и «горделивого достоинства» с радостью отчитываются о «проделанной работе». Хотя эту работу больше хочется назвать не работой, а именно проделками.Как я говорил в предыдущей публикации, такое уже было несколько лет назад.Вот отрывок из публикации, сделанной в АиФ несколько лет назад. Этот отрывок посвящен казахским лицензиям.«Две из таких лицензий выданы 6 ноября и 4 декабря 2014 г. Министерством индустрии и новых технологий Казахстана, упразднённым в ходе реорганизации правительства этой страны ещё 6 августа того же года. Одно - ТОО «АзияПродЭкспорт» - на 8 тыс. т., второе - на имя А. О. Орлаханова - тоже на 8 тыс. тонн Кроме того, на пунктах погранпропуска зарегистрированы ещё две лицензии: ООО «Зенит», Москва, на 1,8 тыс. тонн и на 1,077 тонн от Министерства промышленности и торговли Белгородской области. Итого почти 19 тыс. тонн.Общая квота всех семи арендаторов лесных участков региона, получивших положительное заключение государственной экспертизы на заготовку кедрового ореха, чуть больше трёх тысяч тонн - в пределах, о которых шла речь при окончательном запрете промышленной рубки кедра в 2011 г. Тогда акцент делался именно на аренду ОПЗ, что должно было положить конец хищническому разграблению леса. Речь-то велась о научно обоснованных объёмах изъятия биоресурсов. Видно, ставки оказались слишком высоки.Возьмём, к примеру, казахскую лицензию «АзияПродЭкспорт». Срок действия - с 6 ноября 2014 г. по 3 октября 2015 г. Заявитель зарегистрирован в Алма-Аты. Покупатель - «Продовольственная компания Хаочэн города Мэйхэкоу», КНР. Объём - 8 тыс. тонн неочищенного кедрового ореха. Заявленная стоимость - 4,4 млн долларов США. При этом в заявлениях промысловиков по инстанциям говорится о десятках миллионов долларов. Меньше года работы, никаких забот с природоохранными мероприятиями и - в долларовые миллионеры."Всё ушло покупателю до китайского нового года, - уверен Олег Юшкин, председатель общественной организации охотников и рыболовов Красноармейского района «Сидатун». - Когда разрешали для личных нужд собирать 40 кг кедрового ореха на юге края и 60 кг на севере, не оговаривалось, себе пощёлкать или продать. Арендатор промысловой зоны платит 12,5 за кг ореха, есть урожай или нет. Миллион рублей - за аренду леса и три миллиона на противопожарные мероприятия, охрану, зарплату. От урожая до урожая четыре года - 16 млн рублей, такой расклад.Скупщики ничего этого не платят, те же китайцы нанимают «бабу Маню» за два-три рубля от кг, ставят цену выше, чем мы, и люди идут к ним, потому что выгоднее - всем зарабатывать на жизнь надо. Перекупщики взяли своё и ушли, а нас прокуратура долбит, налоговая... Нам распределили 82,3 т ореха в год. Если лимит не исчерпан, мы можем взять в благоприятный период, скажем, 246,9 т за три года. Мы эту продукцию сами продадим, мы сами получаем лицензии, на оформление которых уходит несколько месяцев".И кто-то, видно, просёк выгоду, открыли через Москву несколько пунктов пропуска для доставки ореха в Китай, приезжают к нам с лицензиями на тысячи тонн. Собирают столько, что зверю сало нагулять не остаётся. Была хорошая идея давать возможность работать с орехом только арендаторам, но никто ничего не хочет платить, смысл аренды теряется».Приморские арендаторы в один голос утверждают, что законно добытый ими орех они полностью продают сами и в услугах перекупщиков не нуждаются. Тогда вопрос: как отчитываются заезжие экспортёры о легальности продукта? Чеками? Сложно представить чеки на покупку 19 млн кг ореха, выданные непонятно кем».Надо сказать, тогда одолеть казахских «сборщиков» удалось лишь после обращений в компетентные органы Казахстана. Казахские правоохранители довольно быстро отреагировали на данные обращения, установили не только «счастливых обладателей ореховых лицензий», но и чиновников, помогавших этим обладателям подобные лицензии получить. Лицензии отобрали, а целый ряд недобросовестных экспортеров и чиновников оказались сначала на скамье подсудимых, а потом в местах не столь отдаленных.По этому поводу тогда хорошо высказался депутат Законодательного Собрания Приморья Евгений Зотов: «То, что к нам за орехом приходят с лицензиями из регионов, где кедр вообще не растёт, - повод реагирования правоохранительных органов, надо разбираться».Но правоохранители российские, имея на руках все козыри, документальное подтверждение нарушений, как тогда, так и сейчас, только и делают, что строчат отписки.Вот, к примеру, один из таких подтверждающих документов, фитосанитарный сертификат, выданный 21 октября 2020 года, на партию «казахского ореха». В нем есть и получатель товара (китайская компания JILIN SHENGVUAN FOOD CO.LTD GROUP), и казахский экспортер (компания из Казахстана LIMITED LIABILITY PARTNERSHIP «BEST КОНСАЛТИНГ LLT GROUP).Бери и проверяй!Напомню, промысловую заготовку и сбор плодов, ягод, грибов, орехов, лекарственного сырья могут производить граждане и юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Лесные участки им предоставляются только на условиях аренды. В соответствии со ст. 26, 34 и 88 Лесного кодекса РФ документами, подтверждающими законность заготовки юридическими или физическими лицами ореха кедрового, являются: договор аренды лесного участка; проект освоения лесов, получивший положительное заключение государственной экспертизы; лесная декларация; отчёт об использовании лесов.А пока идёт переписка, «казахский» орех, судя по отчетам Россельхознадзора и Дальневосточного таможенного управления, со свистом пролетает российско-китайскую границу. При этом «признаков нарушения законодательства... не усматривается».Может нарушения не усматриваются не просто так?Во всяком случае, представители китайской стороны – получатели товара вполне открыто заявляют о финансовой заинтересованности в подобной «слепоте» со стороны таможенников и ветеринаров. Со слов китайцев, пропуск под казахские и сибирские лицензии приморского кедрового ореха не замечается за 100 тысяч российских рублей с каждой фуры (около 20 тонн ореха) для таможенников на Полтавке и за такую же сумму под каждую партию ореха ветеринарами, обеспечивающими экспортеров ореха соответствующими ветеринарными сертификатами.Что это, если не коррупция?И пока я здесь рассуждаю о коррупции, о том, как защитить от беспредела уссурийскую тайгу, Управление Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области в очередной раз отчиталось о том, как способствует вывозу дальневосточного кедрового ореха под «левые лицензии».По информации этого органа данное управление с начала 2020 года выдало 77 фитосанитарных сертификатов на экспортные партии кедровых орехов общим весом 4271,7 т.Через приморские фитосанитарные посты в КНР были направлены кедровые орехи из Приморского края, Иркутской области, Хабаровского края, Еврейской автономной области, Республик Алтай и Казахстан.За аналогичный период 2019 года на экспорт было продано 1627,8 т продукции.Такая вот удручающая статистика.Продолжение расследования в следующей публикации.

Новости