Спасая от "рядового" Кондрашева, или почему мрут бывшие партнеры олигарха

В эксклюзивном интервью для Руспрес  брат бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича, Михаил  рассказал, как люди Петра Кондрашева могут «дербанить» знаменитый «Соликамский магниевый завод.

 

После того ка стала известно, что младший брат бывшего вице-премьера Аркадия Дворковича, Михаил приобрёл 15 штук акций ОАО "Соликамский магниевый завод", у многих возник естественный вопрос-зачем? Уж не пытается ли «оттяпать» кусок собственности родственник «близкого» к Дмитрию Медведеву человека? На деле все оказалось прозаичней и грустней. Оказалось, что этот шаг является единственным способом спасти стратегически важно предприятие от поглощения западными инвесторами.

Михаил Дворкович стал акционером ОАО "Соликамский магниевый завод"(СМЗ). В СМИ уже пошли сообщения, что якобы новый акционер пытается заявить самостоятельные требования в судебном споре между ОАО "Соликамский магниевый завод" и Федеральной антимонопольной службой (ФАС). В его рамках антимонопольный орган пытается оспорить сделки, в результате которых контроль над предприятием перешел к группе акционеров во главе с Петром Кондрашевым.

Суд в удовлетворении этого заявления отказал. Почему?

Редакция https://rospres.site задала несколько вопросов Михаилу Владимировичу Дворковичу.

Смена акционеров указала кто прячется под «маской» резидента

Из определения арбитража следует, что М.В. Дворкович является акционером ОАО "Соликамский магниевый завод", поскольку приобрел 15 акций общества. По другим источникам 15 %. Кому верить?

Михаил Дворкович:

Некоторое время назад я приобрел 15 акций ОАО "Соликамский магниевый завод" в качестве частной инвестиции, а также для изучения ситуации внутри холдинга и принятия решения о дальнейшем расширении участия в развитии бизнеса предприятия. И когда я приступил к изучению текущей деятельности компании, мне стало понятно, что контролирующие акционеры холдинга предприняли ряд действий, которые привели к нанесению серьезного ущерба как самими предприятиям, входящим в состав холдинга, его миноритарным акционерам, а также интересам Российской Федерации. Причем, это касается и вопросов, связанных с уплатой налогов в бюджеты разных уровней, и вопросов обороноспособности и безопасности государства.

Можно ли сказать, что Михаил Дворкович вмешался в конфликт между ФАС и "Соликамским магниевым заводом"?

Михаил Дворкович:

- Мне стало известно, что Федеральная антимонопольная служба инициировала судебное разбирательство, касающееся незаконной смены акционеров холдинга на нерезидентов России без согласия правительственной комиссии по иностранным инвестициям, несмотря на то, что ОАО "Соликамский магниевый завод" является стратегическим предприятием.

По сути – это единственная компания, осуществляющая добычу и переработку многих редкоземельных металлов, а также единственный производитель в стране первородного магния. И это далеко не полный спектр направлений деятельности Соликамского магниевого завода. Учитывая жесткую позицию Китая, который не экспортирует редкоземельные элементы в другие страны, ОАО "Соликамский магниевый завод" имеет неоценимое значение для российских высокотехнологичных производств, в которых доля этого сырья постоянно растет. Это касается как производства продукции гражданского назначения, так и военно-промышленного комплекса.

Изучив все доступные материалы о холдинге, в который помимо Соликамского магниевого завода входит также Ловозерский ГОК и проведя консультации с другими миноритарными акционерами и представителями ФАС России, я принял решение выступить с самостоятельным иском к контролирующим акционерам ОАО" СМЗ", с целью защиты, как своих интересов, так и интересов других миноритарных акционеров. Все эти вопросы сегодня внимательно изучают российские правоохранительные органы, на предмет возможного нарушения уголовного кодекса.

Судья Пермского Арбитражного суда Татьяна Морозова отказала мне в иске на основании того, что мои требования якобы совпадают с требованиями Федеральной антимонопольной службы в то время, как необходимо, чтобы в иске содержались самостоятельные требования. Я с таким решение в корне не согласен. Уж не знаю, как эта судья училась в школе, но читает она явно с небольшим усердием. В своем иске я просил признать как первоначальные сделки с акциями предприятия, так и последующие. В то время как требования ФАС касаются только последующих сделок. Я требую признать ничтожными сделки, на основании которых акционерами предприятия стали господа Кондрашов, Кирпичев и Старостин, а следовательно, признать ничтожными и решения собраний акционеров ОАО "Соликамский магниевый завод". ФАС защищает публичные интересы, в то время как я защищаю свои интересы и интересы других миноритарных акционеров.

Антимонопольщики основываются на нормах законодательства о стратегических предприятиях, а я на нормах закона об акционерных обществах. Мне интересен рост прибыли компании и, соответственно, дивидендов, а ФАС важно вернуть в Россию контроль над стратегическим предприятием. Суд даже не удосужился сравнить наши требования. Возникает большой вопрос об объективности судьи Татьяны Морозовой. Но если посмотреть на ее судебную практику, становится понятно, что предвзятость – это ее "конёк". Уже не одно предприятие Пермского края лишилось многого, косвенно благодаря ее усилиям. Мне кажется, Квалификационной судейской коллегии стоит к ней внимательно присмотреться.

Кондрашев может «похитить» имущество, пока «мрут» акционеры?

Петр Кондрашев совместно еще с двумя бизнес- партнерами (Сергеем Старостиным и Тимуром Кирпичевым) контролирует 75 % акций СМЗ. Суд запретил этим акционерам совершать какие-то операции с ценными бумагами Соликамского магниевого завода?

Михаил Дворкович:

- Да, на данный момент суд запретил господам Кондрашеву, Старостину и Кирпичеву совершать какие-либо действия с акциями предприятия. Но, к большому сожалению, не запретил распоряжаться его имуществом. Это может привести к отчуждению имущества холдинга, путем заключения фиктивных договоров займа и с использованием других "серых схем". Но тогда предприятие уже будет не спасти. Подобная история произошла с портом "Пермь". По стечению обстоятельств, в том деле также интересы государства отстаивает ФАС России, а в рассмотрении опять отметилась судья Пермского Арбитражного суда Татьяна Морозова.

На заводе сегодня безраздельно властвует господин Кондрашев. Для миноритарных акционеров ситуация совсем непрозрачная. Менеджмент получает баснословные зарплаты и премии, которые абсолютно необоснованно утверждаются Советом директоров, вопреки мнению миноритариев. При этом, дивиденды не выплачиваются, зарплаты рядовых сотрудников не растут, а налоги в бюджет Пермского края и г. Соликамска поступают мизерные. Все предложения членов совета директоров, представляющих интересы миноритариев, направленных на развитие предприятия, игнорируются.

Но я не вмешиваюсь в конфликт ФАС и Кондрашева.

Что Вы можете сказать про личность Петра Кондрашева, который сегодня живет в Австрии? Знакомы Вы лично с господином Кондрашевым?

 Михаил Дворкович:

- Лично не с господином Кондрашевым, не с Кирпичевым и Старостиным я не знаком. Но, насколько мне известно, весь этот пакет, около 65% акций, контролируется Петром Кондрашовым. Я могу судить о нем лишь, исходя из множества публикаций в СМИ и из рассказов других людей, знакомых с ним. То, что мне известно, не вызывает доверия к этому человеку. Особенно мне не нравится тот факт, что решением Кондрашева, как контролирующего акционера, без согласия других акционеров общества, продукция завода напрямую продается американским компаниям, производящим высокотехнологичное оборудование для военно-промышленного комплекса стран НАТО. Фактически это означает, что сырье, производимое ОАО "Соликамский магниевый завод" присутствует в оружии, которое может быть применено против нашего государства. А это уже перебор. Я уже не говорю о всяческих подозрениях в отношении господина Кондрашова, опубликованных в СМИ, касающихся его возможной причастности к различным уголовным преступлениям. Это и история с Экопромбанком, и странная смерть одного из его бывших партнеров, который первым начал разбираться в вопросе правомерности деятельности Кондрашева.

Бизнесмен Петр Кондрашев живет в Австрии, но зарабатывать предпочитает в России

В частности, контроль над предприятием со стороны мажоритарных акционеров позволяет им блокировать выплату дивидендов и направление инвестиционных ресурсов на развитие предприятий, что, несомненно, ведет к постепенному износу основных фондов, а как следствие – к последующему снижению стоимости акций. Если говорить о Ловозерском ГОКе, то условия труда на этом предприятии могут привести к катастрофе. И нанести непоправимый вред жизни и здоровью многих людей.

Почему, на ваш взгляд, возникла такая ситуация, когда постоянно идут суды и выясняются все новые обстоятельства неких непрозрачных дел на Соликамском магниевом заводе?

Михаил Дворкович:

- Все это, с моей точки зрения, происходит в связи с тем, что практически все средства, полученные от деятельности холдинга, выводятся с применением различных схем за рубеж контролирующими акционерами для собственного обогащения. Продукция продается аффилированным с мажоритариями компаниям по заниженным ценам и таким образом, основная прибыль формируется не на ОАО "Соликамский магниевый завод", а на принадлежащих им компаниях посредниках.

Все эти вопросы сегодня внимательно изучают российские правоохранительные органы.

Основной вид сырья для производства магния – карналлит - поступает с карналлитовой фабрики ПАО "Уралкалий"

Повторяю, что защищаю свои интересы и интересы других миноритарных акционеров. Но, по правде говоря, я полностью поддерживаю позицию Федеральной антимонопольной службы в этом судебном разбирательстве. Я считаю, что человек, постоянно проживающий за рубежом и имеющий иностранное гражданство, не должен контролировать одно из ключевых стратегических предприятий России.

Это вопрос обороноспособности и безопасности моей страны, где живу я, мои родные и близкие.

 ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Новости