Чемезов и Цивилёв готовят банкротство стратегического завода

На Кузбассе решается судьба находящегося в процессе банкротства «Юргинского машиностроительного завода» (Юрмаш). В ближайшее время арбитражный суд должен принять решение о введении здесь конкурсного производства. «Юрмаш» – стратегическое предприятие, некогда считавшееся одним из крупнейших производителей специализированной техники как для угольных компаний, так и для оборонного ведомства. Сегодня долги завода исчисляются миллиардами. «Юрмаш» оказался убыточным вскоре после того, как его собственником стал концерн «Уралвагонзавод». С этого момента на предприятии наступил затяжной кризис, а длительные задержки зарплаты и факты сокрытия налогов привлекли внимание силовиков. Передача завода под контроль госкорпорации «Ростех» также не исправила ситуацию. Более того, имела место попытка кемеровского губернатора Сергея Цивилёва продать «Юрмаш» «Уральской горно-металлургической компании» Искандара Махмудова и Андрея Бокарева. Противостояние с главой Кузбасса хотя и окончилось победой Сергея Чемезова, тем не менее подтолкнуло главу «Ростеха» заняться решением проблем завода. Вот только растущие долги не оставляют сомнений в неизбежном банкротстве предприятия, чего могут добиваться все заинтересованные стороны, ведь в этом случае «Юрмаш» может быть на законных основаниях продан частным лицам.

«Юрмаш» долги признает, но не выплачивает

О начале процедуры банкротства «Юргинского машиностроительного завода» стало известно еще в январе, когда СМИ сообщили о введении на предприятии процедуры наблюдения. С исковым заявление о признании «Юрмаша» банкротом в Арбитражный суд Кемеровской области обратилась московская компания «Метрологическая лаборатория», которой завод задолжал 1,45 млн рублей. Наличие долга на предприятии не отрицали, но, когда речь зашла о его погашении – развели руками: средств для этого у завода нет.

Заметим, что попытки добиться банкротства «Юрмаша» имели место и ранее. Так, в январе 2019 года аналогичное требование озвучивало магнитогорское ООО «Эффективность», долг перед которым составлял 508 тыс. рублей. Однако тогда суд отказал в удовлетворении иска, обосновав свое решение тем, что за заводом закреплен статус стратегического предприятия, в связи с чем имеет место особый порядок возбуждения дел о банкротстве.

В частности, одним из условий является общая сумма исковых требований, которая должна превышать 1 млн рублей. У «Эффективности» она оказалась меньше, но это стало только началом. Вскоре свои претензии предъявил «Связь-банк» и они звучали гораздо более весомо: речь шла о взыскании 2,93 млрд рублей. Большая часть этих средств в 2011-2014 гг. была получена заводом в виде займов «на развитие основных производств», которые в итоге так и не были возвращены.

Согласно данным открытых источников, на сегодняшний день общий объем исковых требований к «Юрмашу» составляет более 3,3 млрд рублей. Кроме того, заведено свыше 5,6 тыс. исполнительных производств на сумму 4,1 миллиарда. Так что же произошло с заводом, который еще совсем недавно обеспечивал специализированным оборудованием горнодобывающие предприятия не только на Кузбассе, но и за его пределами и считался его крупнейшим производителем в западносибирском регионе?

«Уралвагонзавод»: вложить – минимум, выжать – максимум

Если проанализировать финансовое состояние «Юргинского машиностроительного завода», то в глаза бросается следующее обстоятельство: последний раз предприятие получило прибыль в 2012 году. Тогда, при выручке 1,3 млрд рублей, она составила 2,3 миллиона. После этого «Юрмаш» стал нести сплошные убытки.

Уже в 2013 году выручка завода упала более, чем в двое и составила 2,1 млрд рублей, прибыль – «минус» 505 миллионов. Дальше ситуация менялась исключительно в худшую сторону, и если в 2017 и 2018 гг. выручка еще держалась н уровне 1,3 миллиарда, то убытки составили, соответственно 1,2 млрд и 1,8 млрд рублей.

Заметим, что началу масштабного кризиса предшествовала смена собственника предприятия. В 2013 году им стал широко известный концерн «Уралвагонзавод» (УВЗ), позже вошедший в структуру госкорпорации «Ростех». Предварительный договор был подписан с ООО «УВЗ-Логистик» – «дочерней» компанией «Уралвагонзавода». Комментируя сделку, гендиректор «УВЗ-Логистик» Дмитрий Еремеев рассказывал, что для компании «Юрмаш» хотя и является непрофильным активом, но имеет широкие перспективы развития.

«Он производит горно-шахтное оборудование, на которое есть большой спрос. Кроме того, компетенции завода в тяжелом машиностроении могут быть расширены за счет модернизации мощностей, также предприятие может выполнять оборонные заказы», – рассуждал Еремеев в интервью изданию «Коммерсант».

На практике же все сказанное оказалось утопией, и ситуация на предприятии начала неумолимо ухудшаться. Это неудивительно, если учесть, что изначально целью его приобретения называлось снижение себестоимости производства Угольной компании «Заречная», также выкупленной «Уралвагонзаводом». Как выяснилось в итоге, собираясь выжать из «Юрмаша» по максимуму, новый собственник не строил планов инвестировать финансы в его развитие.

Губернатор Тулеев телеграфирует Генпрокурору

Вскоре были возбуждены и первые уголовные дела, связанные с уклонением от уплаты налогов и невыплатой зарплаты сотрудникам завода в Юрге. В июле 2014 года в Следственном Управлении СК по Кемеровской области сообщили, что руководство завода скрыло от налоговых органов свыше 83 млн рублей, которые переводились контрагентам, минуя расчетные счета организации.

Впрочем, такое положение вещей было характерно для «Уралвагонзавода» в целом: в это же время, по данным пресс-службы областной администрации, общая задолженность подконтрольных ему структур превысила 1,2 млрд рублей, а материалы в отношении топ-менеджеров концерна были переданы в правоохранительные органы.

К лету 2016 года кризис «Юрмаша» вошел в новую стадию: долги по зарплате выросли до 116 млн рублей и для их погашения было решено привлечь средства областного бюджета.

«Градообразующее предприятие на сегодняшний день находится не просто в критической ситуации, оно на грани банкротства и выживания. С приходом на предприятие нового собственника ОАО «НПК «Уралвагонзавод» мы связывали большие надежды на привлечение инвестиций, размещение значительных заказов, погашение долгов. Однако до настоящего времени собственником не принимается действенных мер к организации эффективного производства, снижению долговой нагрузки», – цитировала «Российская газета» текст телеграммы, направленной кемеровским губернатором Аманом Тулеевым в адрес бывшего в то время Генпрокурором Юрия Чайки.

Первые намеки на исправление катастрофической ситуации появились в декабре 2016-го, когда руководство завода погасило долги перед сотрудниками за период с апреля по сентябрь. К этому времени наметились и новые структурные изменения: решением президента проблемный «Уралвагонзавод» был передан госкорпорации «Ростех».

Бесплатный сыр в «мышеловке» Чемезова

Как и несколько лет назад, перед «Юрмашем», казалось бы, открылись перспективы в виде новых проектов, заказов, контрактов, в том числе, от оборонного ведомства. Обеспечить все это было по силам главе «Ростеха» Сергею Чемезову, вот только он предпочел дистанцироваться от проблем завода в Юрге.

А ведь «Юрмаш» – не просто градообразующее предприятие, где сегодня продолжают трудиться около 1600 человек из восьмидесятитысячного населения моногорода. Это компания оборонно-промышленного комплекса, выступающая соисполнителем гособоронзаказов. Также на балансе завода находится ТЭЦ, снабжающая теплом весь населенный пункт, остановка которой станет настоящим ЧП, которого чудом удалось избежать в 2016 году.

Подчиненные Чемезова прекрасно понимают, какой груз лег на плечи корпорации. «Вот мы бесплатно приобрели Юргинский машзавод, вложили не один миллиард рублей, а проблема не разрешается. Это сказано не в упрек, а в пример. В советский период он производил артиллерийскую составляющую, и это была одна из мотиваций, но мы ничего не заплатили, а получили проблемы», – сетовал в интервью «Коммерсанту» гендиректор «Уралвагонзавода» Александр Потапов.

Между тем, средства, у концерна имеются, вот только вместо того, чтобы направить их на поддержку собственных «дочерних» структур, им находят иное применение. Так, в конце декабря 2018 года «Уралвагонзавод» выкупил у группы ИСТ 9,3% акций «Объединенной вагонной компании» (ОВК). В госкорпорации это объяснили необходимостью усилить позиции в области производства железнодорожного подвижного состава, а также содействием достижению целевых показателей стратегии «Ростеха» до 2025 года в сфере гражданской продукции.

Так что пока собственные предприятия находились на грани выживания, Чемезов укреплял позиции в ОВК. Но как известно, свято место пусто не бывает и на «Юрмаш» устремили свои взгляды такие экономические «хищники», как совладельцы «Уральской горно-металлургической компании» (УГМК) Искандар Махмудов и Андрей Бокарев, имеющие на Кузбассе собственный актив – компанию «Кузбассразрезуголь», входящую в структуру УГМК.

Проигранная партия Сергея Цивилёва

Политическая ситуация в регионе благоприятствовала бенефициарам УГМК. Дело в том, что Сергей Цивилёв, сменивший на посту губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, в свое время являлся бизнес-партнером Махмудова и Бокарева: все вместе они владели угольным холдингом «Колмар». В январе 2018 года Цивилёв выкупил 30% акций холдинга у структур УГМК и стал его контролирующим акционером, а после ухода на госслужбу передал бразды управления «Колмаром» собственной супруге.

Став главой Кузбасса, Цивилёв поспешил укрепить деловые контакты с бывшими компаньонами. В мае 2018 года он подписал соглашение о сотрудничестве с гендиректором УГМК Андреем Козицыным, а уже в июне 2019-го областная администрация передала в распоряжение угольных компаний 21 земельный участок сельскохозяйственного назначения общей площадью 467 гектаров. 12 участков отошли «Кузбасразрезуглю».

Но это были далеко не единственные реверансы, сделанные Цивилёвым в адрес Махмудова и Бокарева. Можно представить всю глубину негодования, а возможно и ярости, Сергея Чемезова, когда в январе прошлого года он узнал о намерении кемеровского губернатора продать УГМК завод «Юрмаш». Причем сообщалось об этом как о чем-то уже решенном и не подлежащем пересмотру.

«Сделка между «Уралвагонзаводом» и группой компаний «УГМК-Холдинг» находится в финальной стадии. В ближайшее время сделка будет закрыта. Владельцами Юргинского машзавода, включая и котельную, станут структуры УГМК», – цитировал слова Цивилёва ТАСС.

Заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. «Губернатор Кузбасса «продал» «Юрмаш» УГМК без ведома Чемезова?», – задавались вопросом авторы портала «ФедералПресс». В свою очередь, эксперты издания ставили под сомнение возможность смены собственника завода в Юрге.

«Если глава «Ростеха» Сергей Чемезов не захочет отдать «Юрмаш», то никакая УГМК его не получит. Вы понимаете вес «Ростеха» и вес УГМК?», – комментировала ситуацию директор региональных программ Независимого института социальных исследований Наталья Зубаревич, расценившая заявление Цивилёва как «игры и детский шантаж в отношении УВЗ».

Цель – обанкротить и продать с молотка?

Как выяснилось, Цивилёв переоценил свои возможности. Переусердствовал, спеша удовлетворить пожелания друзей-компаньонов из УГМК. Несмотря на то, что официальных комментариев со стороны Чемезова так и не последовало, определенные выводы из сложившейся ситуации руководством «Ростеха» все-таки были сделаны.

В ноябре прошлого года на сайте госкорпорации появилось сообщение о том, что «Ростех» намерен заняться финансовым оздоровлением «Юрмаша», предоставив заводу беспроцентный заем в размере 300 млн рублей «на обеспечение операционной деятельности и исполнение текущих обязательств». Реализация антикризисной программы возлагалась на компанию «РТ-Капитал» – «дочернюю» структуру корпорации, специализирующуюся на работе с проблемными и непрофильными активами.

Также сообщалось, что задолженность по зарплате перед сотрудниками завода погашена в полном объеме. Забота о людях – дело, конечно первостепенное, но вот как быть с долгами предприятия? Готов «Ростех» взять их на себя? А ведь количество кредиторов «Юрмаша» день ото дня только растет. Так, в минувшем июле арбитраж Кемеровской области включил в соответствующий реестр претензии налоговой службы, в размере 1,4 млрд рублей.

Как мы можем убедиться, на этом фоне заем в 300 миллионов выглядит сущими копейками. Не поздно ли начал суетиться господин Чемезов? В то же время не стоит сбрасывать со счетов и далеко идущие планы губернатора Цивилёва, которые могут быть отсрочены, но отнюдь не забыты. Или оба чиновника, независимо друг от друга, ставят перед собой одну же цель – передать «Юрмаш» в частные руки, пусть даже для этого его нужно довести до банкротства? В таком случае, заинтересованные лица смогут выкупить предприятие за мелкий прайс.

Между тем, уже в сентябре должно состояться заседание суда, на котором будет рассматриваться вопрос о введении на «Юрмаше» конкурсного производства. С этого момента судьба завода и его работников будет окончательно решена. Что ждет в таком случае жителей Юрги?

Новости