Накроет ли Россию волна банкротств?

В связи с пандемией многие прогнозируют резкий спад российской экономики, сокращение ВВП и волну банкротств отечественного бизнеса. Согласно опросу Центра Стратегических Разработок разориться могут до 30% компаний. Некоторые эксперты полагают, что настоящая буря еще впереди, пока шесть месяцев действует мораторий на банкротства, введенный правительством РФ. Однако не все так депрессивно, как кажется на первый взгляд, ведь судебная практика в новых реалиях еще до конца не сформирована.

После окончания карантина суды вернулись к нормальной работе и начали рассматривать дела о банкротствах. В связи с этим в июне увеличился рост подобных дел: обанкротились 11,5 тыс. физлиц и индивидуальных предпринимателей и 1,3 тыс. компаний.

Но не стоит излишне драматизировать ситуацию. Дело в том, что сами кредиторы не выигрывают от того, что их должники признаны банкротами. В ряде случаев, наоборот, выгоднее договариваться о дальнейшем сотрудничестве и не доводить дело до суда. Тем более, что процедуры, связанные с банкротством, всегда продолжительны по времени.

Реакция правительства РФ была абсолютно правильной, и постановление от 3 апреля 2020 г. № 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников» поддерживается рынком.

В самом постановлении указано, что оно действует в течение 6 месяцев с момента официального опубликования. Подозреваю, что в дальнейшем этот срок будет продлеваться. Возможно, даже неоднократно, в зависимости от ситуации в бизнес-среде.

Однако мораторий на возбуждении дела о банкротстве поможет не всем. Он не распространяется на всех официальных должников, а лишь на некоторые категории юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В частности, мораторий на возбуждении дела о банкротстве по заявлению кредиторов вводится в отношении организаций и ИП, код основного вида деятельности которых указан в перечне наиболее пострадавших отраслей экономики, утвержденным постановление правительства РФ от 3 апреля 2020 г. N 434.

Также мораторий вводится в отношении организаций, включенных в перечень стратегических предприятий и акционерных обществ. Все остальные юридические лица и ИП остались незащищенными от банкротства, то же самое касается физических лиц.

Введенный мораторий создал в предпринимательской среде обстановку «затишья перед бурей». Однако не думаю, что российскую экономику захлестнет волна из разорившихся компаний. По крайней мере, цунами точно не будет. Но то, что количество банкротств после снятия моратория увеличиться в 1,5 – 2 раза сомнений, конечно, не вызывает.

Процессуальные сроки дел о банкротствах сейчас сдвигаются из-за введенного весной режима самоизоляции. Поэтому реальную картину по банкротствам в России мы увидим только в следующем году.

Хотелось бы обратить внимание еще на один аспект, который при определенной ситуации, может оказать влияние на развитие ситуации с банкротством.

Некоторые специалисты считают, что распространение коронавируса не признается форс-мажором, в связи с чем компании и ИП вынуждены продолжать выполнять свои обязательства. Позволю не согласиться с такой формулировкой: в некоторых документах прямо указывается на то, что сложившаяся ситуация может считаться форс-мажорным обстоятельством. Так, например, указом мэра Москвы от 14 марта 2020 г. N 20-УМ «О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. N 12-УМ» установлено, что распространение новой коронавирусной инфекции является в сложившихся условиях чрезвычайным и необратимым обстоятельством, повлекшим введение режима особой готовности в соответствии с Федеральным законом от  21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Таким образом распространение коронавирусной инфекции в городе Москве и введенный режим самоизоляции являются форс-мажорными обстоятельствами непреодолимой силы.

По этому вопросу уже есть разъяснения Верховного суда РФ. Так, 21 апреля 2020 года президиумом Верховного суда РФ был утвержден обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер противодействия по распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции.

 В вопросе №7 этого обзора Верховный суд указал, что в данном случае пандемия коронавируса не может быть универсальной для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности и условий ее осуществления. Это значит, что необходимо рассматривать обстоятельства каждого конкретного дела.

Здесь очень много нюансов, и судам будет непросто разрешать отдельные споры, связанные с форс-мажором. Судебная практика, связанная с этим вопросом, еще не сформировалась. Тем не менее уже наметились определенные тенденции.

Новая практика позволит многим должникам избежать банкротства, а кредиторов заставит воздержаться от желания «утопить» платежеспособных должников. Все это в конечно итоге повлечет необходимость всех участников бизнес-процесса договариваться друг с другом о взаимоприемлемых условиях сотрудничества.

Новости